Интерьер с обложки: в гостях у Андрея Малахова

Дизайнеры Степан Бугаев и Екатерина Олейникова оформили новую квартиру шоумена Андрея Малахова, разместив в ней лучшие экземпляры из его коллекции современного искусства. 

“Ты знаешь, бывает такое, что какие-то события начинают происходить в жизни чаще и чаще, — с ходу начинает рассказ Степан. — Вот я стал как-то очень часто пересекаться с Андреем Малаховым на разных аукционах, то у Кристины Краснянской, то у Алексея Морозова (хозяйка галереи “Эритаж” и московский художник. — Прим. ред.). А два года назад в Милане я решил посетить вечеринку Smeg и Dolce & Gabbana и увидел там Андрея. Я подошел, представился. Он оживился — на вечеринке было поначалу скучно. 

Андрей Малахов в своей столовой. Комод и стол сделаны по эскизам дизайнеров; на столе хрусталь, Baccarat.

У нас завязался разговор: я практически сразу же объявил, что имею профессиональный интерес, что хочу ­поработать с ним и готов взяться за его потенциальный интерьер, даже не зная, что вовремя пристал к нему с этой идеей и помещение имеется. Андрей послушал меня и заинтересовался. Сам мне перезвонил (что вообще мне казалось невозможным), и мы очень быстро начали сотрудничество. Первым делом Андрей показал мне свою коллекцию современного искусства. Очень много работ развешаны в его основной квартире на Остоженке, а оставшаяся часть туда просто не влезла. Я предложил ему в разработке проекта отталкиваться от искусства, сделать скандинавский дизайн, где ничто не будет отвлекать внимание от картин”. 

Стеллаж, Poliform; на стеллаже картина Владислава Мамышева-Монро; слева картина Smile художника Криштиана Розы; шезлонг, Fritz Hansen; столики-табуреты, Vitra; на левом столике чайная пара, Bernardaud; диван, Fendi Casa; ковер Dazzle, Dovlet House; аксессуары, все Moon Stores; ботанически точные копии растений, Treez Collection.

Скандинавия оказалась прямым попаданием в детство Малахова. Телеведущий рассказывает: “Темы из детства откладывают какой-то отпечаток на вкусах, на том, что ты потом используешь в жизни. А учитывая, что я вырос на Севере, пусть даже и в советское время, влияние соседней Финляндии, куда мы все сдавали грибы и ягоды, и вещи, которые можно было получить за сдачу этих грибов и ягод, были финского производства. И те немногочисленные иностранные журналы, которые появлялись, они тоже были скандинавские, поэтому интерьер, над которым мы работали, отражает какие-то вспышки того, что было когда-то увидено мной в детстве”.

Фрагмент гостиной. Шезлонг, Fritz Hansen; столик-табурет и аксессуары на стеллаже, все Vitra.

Концепцию квартиры Степан описывает как “дача в многоэтажке”, вид на лесной массив из окон действительно впечатляющий. Малахов не хотел загородный дом, ему нужно было место, куда можно вырваться из городской суеты, чтобы провести время одному, с семьей или друзьями, без забот о доме и участке.

Ботанически точные копии растений, Treez Collection.» title=»Фрагмент столовой. На дальней стене фреска Валерия Чтака; на стене слева кроссворд Антона Ольшванга; под лестницей в прихожей зеркало, часть декораций студии на передаче Андрея Малахова “Пусть говорят”.
Ботанически точные копии растений, Treez Collection.»/>

Фрагмент столовой. На дальней стене фреска Валерия Чтака; на стене слева кроссворд Антона Ольшванга; под лестницей в прихожей зеркало, часть декораций студии на передаче Андрея Малахова “Пусть говорят”.
Ботанически точные копии растений, Treez Collection.

Двухэтажная квартира представляла собой бетонную коробку. Единственной конструктивной задачей было определить, как сделать лестницу — от входа или на вход. В итоге решили, что ходить будет удобнее через дальнюю часть квартиры — Степан не любит, когда прихожая становится проходной зоной. Бугаев рассказывает: “Я сразу выделил дизайнера Катю Олейникову, которая работает в моем бюро “Точка дизайна”, она специалист по скандинавскому стилю. 

Вид из гостиной на зону кухни. Кухонный гарнитур сделан на заказ по эскизам дизайнеров; фартук, Arch-Skin; кроссворд Антона Ольшванга; на столе хрусталь, Baccarat. Ботанически точные копии растений, Treez Collection.

Мы обговорили, что должно быть много серого, дерева. Решили, что важно показать воздушность пространства, и не стали нарезать двухсотметровую квартиру на комнатушки. Из обязательных условий была большая гардеробная и место для того, чтобы разместить очень много искусства, книг и статуэток. Плюс Андрей любит принимать гостей, возможно, здесь будут проходить вечеринки”.

Внизу слева.» title=»Столовая. Стулья, Vitra; ковер, Dovlet House; холодильник Fiat, Smeg; стеллаж в виде робота, Casamania.
Внизу слева.»/>

Столовая. Стулья, Vitra; ковер, Dovlet House; холодильник Fiat, Smeg; стеллаж в виде робота, Casamania.
Внизу слева.

Почти все стены в квартире белые и темно-серые, а центральное место в гостиной занимает угол с черной фреской художника Валерия Чтака. Степан узнал, что у Андрея в коллекции есть его работы, и подумал, что в этой квартире нужна цитата из “Пусть говорят”. Валерий, в свою очередь, придумал, что там будут телевизоры и силуэты. Как говорит Степан, Андрею очень понравилась эта фреска, она дает стенам то уважение, какое не могут дать картины, которые можно снять и увезти.

Фрагмент гостиной. Кресло с оттоманкой, Vitra; светильник, Leds C4; на стене фреска Валерия Чтака.

Малахов размышляет: “Эта история еще про то, что весь дизайн квартиры не надо выдумывать, он дает поле для фантазии. За исключением той стены, которую мы отдали Чтаку, — это такой оммаж современным тенденциям и тому, что, как мы понимаем, художники, которые были в стрит-арте, сейчас с каждым годом прибавляют вес и узнаваемость”.

Фрагмент гостиной. Холодильник Fiat, Smeg; в нем бокалы, Baccarat; картина Олега Котельникова “В клетке”. Ботанически точные копии растений, Treez Collection.

Гостиная — любимое место телеведущего в этой квартире. Здесь он принимает гостей за ужином, все садятся за большой стол, едят, разговаривают и пытаются отгадать слова. Например, “сюрприз, известный заранее”, “вовремя спрятанный предмет”, “пыль в недоступных местах”, “чистая, но непрозрачная вода”. Это не записки сумасшедшего, а вопросы из кроссворда художника Антона Ольшванга, который состоит из слов, которых не существует. Ответ на вопрос, почему же здесь кроссворд, найти поможет трогательное воспоминание из детства Андрея: “Я очень любил поездки к бабушке с дедушкой на Белое море, они выписывали журнал “Крокодил”, где всегда был кроссворд, и любимым моим ­времяпрепровождением было его разгадывание. 

На обеих страницах ботанически точные копии растений, Treez Collection.» title=»Хозяйская спальня. На комоде картина Такаси Мураками; на стене картина Петра Аксенова. Ковер, The Rug Company.
На обеих страницах ботанически точные копии растений, Treez Collection.»/>

Хозяйская спальня. На комоде картина Такаси Мураками; на стене картина Петра Аксенова. Ковер, The Rug Company.
На обеих страницах ботанически точные копии растений, Treez Collection.

В детстве ты не можешь угадать много слов, и вот в одном номере есть кроссворд, а в следующем номере есть на него ответы, учитывая, что ты приезжаешь раз в месяц, там уже четыре журнала, и ты можешь подсмотреть ответы и заполнить. Кроссворд Ольшванга отсылает тебя в детство, в те минуты, когда ты не знаешь ответов”.

В целом, искусство и арт-объекты на первом этаже квартиры носят развлекательный характер. В прихожей стоит зеркало, которое было частью декораций на передаче “Пусть говорят” (всего их несколько, одно забрала Ольга Свиблова в коллекцию МАММ, другое — Василий Церетели в ММОМА), а на новоселье друг Андрея Витторио Бертаццони подарил ему машину-холодильник Smeg.

Хозяйская спальня. Комод сделан на заказ по эскизу дизайнеров; текстиль, Frette; картина Олега Доу.

Малахову нравится, что квартира может быть очень разной в зависимости от того, какие картины он в ней выставит, яркие или более спокойные и сдержанные. Он говорит: “Я сторонник того, что квартира живет и насыщается какими-то вещами с течением времени, сегодня ты принес одно, завтра ­другое. Как и любой дом или квартиру, ее нужно любить, всегда с пространством должен быть энергетический контакт, это очень важно для того, чтобы там было уютно. За каждой картиной какая-то история, какой-то вечер, какая-то встреча. Я собираю искусство на эмоциональном уровне, в моей коллекции есть и молодые художники, и именитые: Дэмиен Херст, Энди Уорхол, Такаси Мураками, скульптуры Эрвина Вурма и Айдан Салаховой. С ним та же история, что и с напитками: в четырнадцать лет ты любишь одни напитки, в двадцать другие, в тридцать следующие, а в сорок и пятьдесят ты пьешь что-то другое, что ты не пил, когда тебе было пятнадцать. Многие люди боятся коллекционировать – на самом деле они боятся ошибиться. С известными именами все понятно. Почему Айвазовский, Шишкин или Васнецов? Люди с детства видели это в учебниках и поняли, что это плохо быть не может. А про молодых и современных ничего не известно. Я же люблю находить новое”.

Дизайнер остался очень доволен результатом сотрудничества: “Мне кажется, Андрей рад, что его многочисленная коллекция наконец нашла пристанище, и во многом он эту квартиру рассматривает с позиции своей личной галереи, пробы пера себя как галериста. Он будет туда звать гостей, показывать экспозицию, менять ее”. Этот проект очень интересный с той точки зрения, что человек не испугался примерить новый образ: не привычный всем Андрей Малахов в костюме Tom Ford в классическом интерьере, а в джинсах и кроссовках New Balance в минималистичном.

Хозяйская спальня. Витрины сделаны на заказ по эскизам дизайнеров; кресло, Baxter; настенный светильник, Karman; зеркало, Fiam.

Об этом очень правильно написал в своем телеграм-канале Степан Бугаев: “Я счастлив. Это была высокая цель. Мало того что не испугался и подошел тогда. Классно, что довели все до конца. Спокойно, без надрыва. Мы молодцы. Я молодец! Не боимся, ребята, — многое теряем!”

Фрагмент хозяйского сан­узла. Тумба под раковину, Cerasa; пуф, Sancal; картина арт-дуэта “ЕлиКука”.

Фрагмент гостевой спальни. Кресло с оттоманкой, Vitra; консоль по эскизам дизайнеров; на консоли лампа, Artemide; рабочее кресло, BoConcept; картина Миммо Ротеллы; в душевой зоне плитка, Equipe Ceramicas. Ботанически точные копии растений, Treez Collection.

Фрагмент холла второго этажа. Кресла, Cassina; столик, Baxter; ковер, Dovlet House.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *