Новый интерьер ресторана Nobu в Нью-Йорке

Легендарный нью-йоркский Nobu, флагман ресторанной империи шеф-повара Нобу Мацухисы, сменил адрес. Из Трайбеки ресторан переехал в район Уолл-стрит и открылся в новом пространстве, оформленном по неизменной традиции архитектурной студией Дэвида Рокуэлла.

С момента открытия самого первого ресторана Nobu в нью-йоркской Трайбеке прошло более 20 лет. За это время ресторан с авторской фьюжен-кухней от шефа Нобу Мацухисы превратился в один из самых модных в Нью-Йорке и положил начало всемирно известной сети. Переезд самого первого, флагманского Nobu — cобытие эпохального масштаба. 

Новое пространство культового ресторана почти вдвое больше прежнего. Рассчитанное на 279 посадочных мест, оно охватывает несколько обеденных зон на двух этажах, в том числе камерный суши-бар и отдельный обеденный зал на 35 человек. 

Интерьерами ресторана занималась архитектурная студия Дэвида Рокуэлла, который сотрудничает с Нобу Мацухисой с 1993 года. Архитектор и его команда сохранили узнаваемый стиль старого Nobu (деревянные опоры в виде стилизованных деревьев, речная галька в декоре стен), но придали ему новый масштаб.

Облик интерьера во многом определила архитектурная конструкция здания, куда переехал ресторан. Обновленный Nobu занял первые два этажа одной из бродвейских высоток эпохи ар-деко. Построенная в 1910–1920-х годах и оформленная в неоклассическом духе, она служила штаб-квартирой компании American Telephone and Telegraph (AT&T). 

Строгому ордерному фасаду вторит внутренний вестибюль с огромными дорическими колоннами из итальянского мрамора и кессонированным потолком высотой 12 м. Между массивными опорами, разделяющими пространство на отдельные секции, Дэвид Рокуэлл разместил обеденные столики, а центр ресторана выделил большим круглым баром из оникса, который подсвечивается изнутри светодиодами.

 

Над барной стойкой парит абстрактная скульптура из тонированного ясеня, работа нью-йоркского художника Джона Хаушмэнда. Созданная специально на заказ, своим абрисом она напоминает огромный, написанный тушью иероглиф: в ее формах авторы стремились повторить стремительное движение кисти, характерное для традиционной живописи суми-э. 

В интерьере очевидны и другие японские мотивы. Ребристый деревянный потолок имитирует сложенный и прорезанный ножницами лист бумаги в духе киригами (вид оригами, в котором разрешено использование ножниц). А спинки стульев обиты таким образом, что кажется, будто на них накинуты кимоно. В текстильных обивках японские мотивы чередуются с латиноамериканскими. Насыщенный цвет тканей ассоциируется одновременно с красным лаком уруши, оттенком зрелой хурмы и красочной гаммой перуанских пончо. 

“Дэвид — часть семьи Nobu, — говорит о сотрудничестве с Дэвидом Рокуэллом шеф-повар Нобу Мацухиса, автор “японской кухни с перуанскими нотками”, как ее обозначают ресторанные критики. — Он с самого начала понимал меня и суть моей кухни. И сумел воплотить ее в прекрасных интерьерах”.

Традиционные мотивы, творчески осмысленные и деликатно введенные в интерьер, подчинены монументальному характеру архитектурного пространства. Материалы, использованные в оформлении ресторана, не уступают в роскоши оригинальным. Бронзовые светильники, натуральная кожа, мерцающий оникс и черное стекло в отделке бара и столиков органично смотрятся на фоне старинных мраморных колонн и отполированных до блеска каменных полов. Обогатив фирменный стиль ресторана, эстетика ар-деко придала ему больше лоска и позволила вписать Nobu в новый архитектурный ландшафт. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *